Вики: Королева российского кутюра

0
317
Ей рукоплескал Париж. Она шила наряды для царского двора. Станиславский называл ее гениальной, «Шаляпиным своего дела». Любая модница начала 20 века мечтала о платье от Ламановой.
Надежда Ламанова – легенда русской моды «серебряного века». Фраза «платье от Ламановой» в  те годы звучала также емко, как «фрукты от Елисеева», «коньяк от Шустова», булки от Филиппова. Девушке из обедневшего дворянского рода, у которой после смерти родителей на шее остались три родные сестры, приходилось рассчитывать только на себя. Она умудрилась выучиться в Париже и в 24  года открыть свой салон. К ней быстро выстроилась очередь из аристократок, дам из кругов промышленной буржуазии, элиты российской богемы. Она никогда не шила сама, как ее об этом не просили. Она была художником, ее призвание было – творить. О Ламановой говорили: «она замучает вас примерками, но сделает божественное платье».  Вскоре она стала поставщиком Двора Его Императорского Величества – шила наряды для Александры Федоровны, жены Николая II. Звания выше быть просто не могло!
В 1917 году Надежде Ламановой было уже 56. У нее был богатый дом на Большой Дмитровской, в котором любили собираться известные актеры, режиссеры, художники и музыканты, любимый и любящий муж и благодарные клиенты. Грянула революция. Она в одночасье потеряла мужа, имение, состояние и свой модельный дом. Ей пришлось начинать все сначала, в родной, но уже в совсем  другой стране.

 

 Она выжила благодаря недюжинной силе воли и театру. Это ее гением были созданы костюмы для многочисленных спектаклей и фильмов зарождающегося советского кино: «Цирка», «Александра Невского», «Аэлиты». Это ей было дано задание представлять на Всемирной выставке в Париже советскую моду. И это ее наряды с ручной вышивкой произвели фурор и завоевали  в Советской России Гран-При.  И это при том, что ей пришлось ваять свои шедевры из штор, мешковины, матрасной ткани и с пуговицами из хлебного мякиша. Конечно, в Париж отправили только платья, без их автора. У Марины Цветаевой в ее «Пролетарской» было: «Та богиня — мраморная, Нарядить — от Ламановой, Не гляди, что мраморная — Всем бока наламываем!» Несмотря на всю ее лояльность, однажды ее все-таки упрятали за решетку. За дворянское происхождение и за то, что на нее работали две наемные швеи. Оттуда ее вытащил Максим Горький – его жена, как и многие другие из советской элиты, обшивалась у Ламановой.
Когда началась война, Надежда в разговоре со своей близкой подругой скульптором Верой Мухиной грустно пошутила: «Я скоро умру». «Как вы можете так говорить?!» «У меня остались всего только две капли «Коти» — она не могла жить без французских духов. В октябре 1941 она опоздала на эвакуацию – слишком поздно пришла к МХАТУ, где она проработала 40 лет. Ей было 80. Она медленно побрела домой и, присев на скамейку напротив Большого театра, умерла от сердечного приступа.
Эскизов ее старых работ почти не сохранилось. Но в Эрмитаже и сейчас можно полюбоваться платьями, которые она сшила для императрицы Александры Федоровны – в то свое золотое время «серебряного века».

 

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:

Еще нет комментариев